Владислав Кондратов — схемы, коррупция, персоны, почему именно ему дают заместителя мэра Херсона по сфере ЖКХ?

Вячеслав Кондратов

Сегодня сессия херсонского городского совета, на которой депутаты должны проголосовать за заместителей городского головы и бюджет. Мы привыкли, что бюджет распределен по карманам, а заместителями мэра становится ворье и откровенные хапуги, не всегда конечно по желанию мэра. Часто у последнего просто нет выбора, поэтому назначать приходиться из-за так называемых политических квот и договорняков. К примеру депутатский корпус может отказаться проголосовать за какой-то нужный мэру вопрос, потому, что нет их представителя в заместителях. Однако Игорь Колыхаев заявляет, что «схематоз» окончен и разменов на должности не будет.

Поэтому мы взяли интервью у Кондратова Владислава, который стал исполняющим обязанностей заместителя мэра в сфере ЖКХ и за него сегодня должны проголосовать депутаты, после чего Кондратов будет полноценным заместителем. До этого Владислав возглавлял Днепровский райсовет.

По его просьбе я предоставляю интервью полностью, без каких либо изменений и без своей оценки всего сказанного. Так сказать выводы делайте сами..

Вячеслав Кондратов

К.Р. — Константин Рыженко 

В. К. Владислав Кондратов 

(не, ну а вдруг вы не поймете). 


К.Р.: Смотрите, такой вопрос по Вам: по реестрам посмотрел Вас,  из всех новых людей – наиболее чистая биография.

В К.: Спасибо! (улыбается) Это радует!

К.Р.: Не нашлось за что зацепиться. И вот возник сразу вопрос: почему именно Вас действующий мэр (Игорь Колыхаев – ред.) решил на заместителя по ЖКХ двигать? По Вашему мнению? 

В.К.: Это, наверное, будет самый сложный вопрос. Поскольку данное решение городского головы. Говорю откровенно: познакомились мы с ним где-то в марте месяце. Не планировал идти, не ожидал такого предложения от городского головы. Я планировал остаться работать в районном совете.

Наверняка Вы знаете, я был председателем районного совета последние пять лет. Для меня было тоже своего рода неожиданностью то, что он предложил. Но это приятно, и думаю, он поверил в то, что я готов с этим справиться. У меня есть желание привести город в порядок. Потому что состояние города, которое есть на сегодняшний день, не может удовлетворять ни одного человека, который здесь живёт. Поэтому, мы попробуем сделать всё, чтобы люди любили свой город и хотели чтобы тут жили их дети.

Кроме того, я не говорю, что  – знаток во всех вопросах. Сфера достаточно сложная. И сказать, что разбираюсь исключительно во всех вопросах исключительным образом –  не хочу обманывать… Есть чему поучиться, есть люди, с которыми можно это делать. Будем стараться. Моя задача – чтоб всё в сфере ЖКХ было прозрачно. Это основное. Чтоб никто не говорил, что где-то какие-то существуют откаты, закаты и всё остальное. 

Как-то же в других городах и стран мира, люди живут без этого всего. Также сейчас нам  говорить о развитии будет некорректно, поскольку нам для начала надо вылезти из ямы, чтобы дальше развиваться. Сейчас мы находится в яме. По всем данным, как я себе это вижу.

К.Р.: Вы сказали, что, как понимаю, яма дальше некуда… 

В.К..: Некуда.

К.Р.: Что будет меняться? Вы вот, например, причастны к формированию новой структуры, которая сейчас, я знаю, формируется. Вы какое-то участие в её формировании принимаете или это происходит без Вашего участия?

В.К.: Это коллегиальное участие. Смотрите, в сферу деятельности мою, во всяком случае…

К.Р.: Я говорю про Вашу профильную ветку.

В.К.: На сегодняшний день, по профильной ветке мы фактически ничего не меняем, за исключением небольших изменений, которые, думаю, что будут полезны. То есть, департамент ЖКХ остается, остаются управления транспортные –  транспорта и связи (как-то оно, боюсь сейчас ошибиться), транспорта и дорог…

К.Р.: Транспорта и дороги – это одно и то же?

В.К..: Да. Это в одном управлении. 

К.Р.: А УКС? (управление капитального строительства – ред.)?

В.К..: Пока УКС мне подчинен, потому что не хватает заместителей. Это совершенно другая сфера деятельности. Но я думаю, что найдутся достойные люди, которые будут заниматься именно им.

К.Р.: Скорее всего, УКС – архитектура?

В.К..: Скорее всего УКС от меня уйдёт. Пока что буду курировать я, поскольку так распорядился городской голова. Кроме того остаётся отдел по вопросам чрезвычайных ситуаций – они смежные с ЖКХ. Поскольку больше всего в системе ЖКХ возникают различного рода какие-то чрезвычайные ситуации. 

К.Р.: Скажите, коммунальные предприятия, которые существуют, которые были созданы в прошлой каденции. Они ведь за Вами закреплены? Я говорю про такие предприятия…

В.К..: Они закреплены, да…

К.Р.: КП «Гарантия», «Парки Херсона»…?

В.К.: Да, если Вы имеете в виду именно предприятия, которые занимаются работой в сфере жилищно-коммунального хозяйства, то безусловно они закреплены. Они находятся в ведомстве департамента жилищно-коммунального хозяйства и попадают в сферу моей деятельности. Поэтому, естественно, я буду с ними пересекаться и смотреть на эти коммунальные предприятия.

К.Р.: Скажите, есть много коррупционных скандалов, к примеру, с коммунальным предприятием «Гарантия», с  коммунальным предприятием «Парки Херсона». И даже по самому предприятию «Парки Херсона» весь предыдущий депутатский корпус говорил, что он был создан только для того, чтобы удерживать определенную группу депутатов. То есть, «Парки Херсона». И это предприятие, по факту говоря, является таким рудиментом, который в принципе не так уж и нужен был. Будут ли производиться ликвидация предприятий – может быть их закрытие-слияние. И что будет с теми делами, которые они успели наворотить за предыдущие пять лет?

В.К.: Смотрите, давайте разделим это всё-таки на две части. Коррупционный скандал, он тогда коррупционный, когда есть законное решение суда. Вот я, честно говоря,  не собираюсь ни обелять, ни очернять. Я на должности нахожусь (даже в должность еще не вступил) в течение двух недель. Знаю ровно столько же, сколько знают и в общем-то горожане. Возможно Вы больше знаете и осведомлены, где и что было. Я этих вещей не знаю. И пока мне эти вещи не знакомы. Для начала хочу разобраться с деятельностью каждого коммунального предприятия.

Деятельность коммунального предприятия для чего создаются? Для удовлетворения потребностей жителей громады. Я допускаю, что есть коммунальные предприятия, которые должны существовать. Говорить сейчас голословно о том, надо ли нам «Парки Херсона» или «Гарантия» или они нам не нужны — не буду. По одной простой причине. Смотрите, есть такие вещи, которые безусловно необходимо делать и кто-то это же должен делать. И особо на этом деньги не заработаешь. Например, берём мемориал, допустим, парк Славы или ещё что-то, памятники, те же ворота – Очаковские, какие ещё там – Московские, питомник собачий (это не питомник. Как он называется – приют, да?)

К.Р.: Приют.

В.К.: Приют. Это те вещи,  на которые город должен 100 процентов обращать внимание. Согласны со мной?

К.Р.: Конечно.

В.К.: Не буду сейчас говорить: эффективно-не эффективно. Наша задача сделать всё таким образом, чтоб деньги, которые вливаются в коммунальные предприятия из городского бюджета – а город уже достаточно средств на мой взгляд в них влил. У них уже сейчас есть какие-то основные фонды, у них есть и материальная база. То есть, они должны конкурировать. А не получать деньги из городского бюджета просто из-за того, что они – коммунальные предприятия. 

Город уже их создал за счёт того, что не берёт с них арендную плату за землю. То, что капитализированных предприятий – бензопилы, косы, двигатели, трактора, какая-то техника. То есть, предпринимателю – мне или Вам – как предпринимателю зайти на этот рынок надо приобрести 15 мотокос, 10 ещё чего-то там, газонокосилок; приобрести какой-то трактор, приобрести какую-то технику. А город это всё предоставил. Фактически за собственные деньги предоставил.

То есть, они могут бороться, конкурировать с другими предприятиями, которые работают в этой отрасли, уже имея вот такой вот ресурс, согласны? Поэтому сказать сейчас, знаете, идиотизм будет, если я сейчас скажу, что нам не нужна «Гарантия» или «Парки Херсона» – они могут быть вполне эффективными. Главное, чтоб их деятельность была прозрачной и направленной исключительно на удовлетворение потребностей горожан.

К.Р.: Насколько я понял, Ваша мысль состоит в том, чтобы коммунальные предприятия могли конкурировать с другими крупными фирмами…

В.К.: Сто процентов.

К.Р.: … которые предоставляют подобного рода услуги.

В.К.: Конечно. Смотрите, мы берем в будущем, допустим…

К.Р.: Если эта схема окажется эффективной, мы сможем вообще отказаться от коммунального предприятия.

В.К.: Ни от коммунальных предприятий. Смотрите, условно возьмем покос травы в городе. Коммунальное предприятие, нарастив свои силы, оно может конкурировать со всеми другими. Можно и подрядчиков по городу не нанимать. Возможно нам будет достаточно одного коммунального предприятия, которое будет решать вопросы покоса травы во всём городе.

Недавно общался с ребятами, которые, в силу разных причин должны были – по понятным причинам уехать из Керчи. Керчь – занимал второе место в Украине по уровню благоустройства до четырнадцатого года в рейтинге городов. Там  было три района,  150 .000 населения – всем обслуживанием в городе, начиная от посадки цветочков и заканчивая ремонтом кровель, занимались три коммунальные предприятия. В каждом районе.

К.Р.: Без подрядчиков?

В.К.: Без подрядчиков. Заметьте, исключительно коммунальные предприятия. Поэтому, скорее всего, вопрос менеджмента грамотного (улыбается – ред.).Из любого хорошего предприятия можно сделать плохое, ровно как и из плохого можно сделать хорошее. Смотря какие цели. У меня цель и у городского головы – чтоб работа всех коммунальных предприятий была прозрачная и она приносила пользу бюджету и городу.

К.Р.: Вы, всё же, рассказали хорошую концепцию, но не дали ответа на вопрос: что будет с теми делами…

В.К.: Будет аудит… 

К.Р.: …что были раньше. К примеру, тот же аудит или…

В.К.: Аудит каждого коммунального предприятия безусловно будет. Об этом и городской голова заявлял, и он настаивает на своей позиции. Аудит будет. Но, поверьте. 

К.Р.: Нет. Я от Вас не требую, чтоб Вы прочитали. Я сейчас про план спрашиваю.

В.К.: Безусловно аудит будет. И если будут вещи, о которых Вы говорите, будет подтверждено – и коррупционные скандалы, и всё, кадровые решения будут приняты незамедлительно.

К.Р.: К примеру, смотрите, есть такие нюансы, которые … Я думаю, Вы понимаете, как у нас работают правоохранительные органы. И не всегда то, что мы как журналисты можем назвать коррупционными скандалами, не всегда правоохранительные органы называют это коррупционным скандалом. Когда, к примеру, предшественник, который сидел в Вашем кабинете, подписывал распоряжение, согласно которому плитка возле кинотеатра «Украина» ложилась по двойной цене и ложилась несколько раз подряд (то есть, её снимали, убирали, ставили обратно). И действительно видно, что есть в городе фирмы, которые вполне могут сделать это за другие деньги. Это в качестве примера привожу. Мы пишем об этом материал, где чётко прослеживается, что идёт завышение цен в пользу определённых уже давно известных фирм. А правоохранительные органы в этом коррупцию не видят. Но факт завышенных цен имеется на лицо. Что Вы в таких случаях будете делать, если обнаружите? Намерены?

В.К.: Во-первых, я не намерен вообще допускать такие вещи.

К.Р.: Я говорю сейчас про исследование деятельности предыдущей каденции.

В.К.: За сколько мы можем провести исследования за все предыдущие каденции?

К.Р.: Я говорю про отрезок времени.

В.К.: Я понимаю, хотя бы за последние пять лет. Смотрите,  безусловно анализ и аудит – будут проведены. И все хозяйственные деятельности, и то, что делалось. Но начинать, наверное, будут с короткого промежутка времени: последние полгода, последний год. То, что до этого. Ну, будут дальше крутить – хорошо.

К.Р.: Что означает «будут дальше крутить»?

В.К.: Нет, будут смотреть. В этом году ничего не увидели, это же не показатель. Если будут материалы о том, что в таком-то году эти люди занимались тем-то и тем-то, я думаю, это вылезет наружу и дальше будет проверяться. У меня сомнений почему-то по этому поводу нет. 

К.Р.: Кто вообще будет заниматься этим аудитом? Какая структура, какой орган? 

В.К.: Смотрите, в структуре предусматриваются подразделения, которые будут  подчиняться городскому голове и будет заниматься аудитом всех коммунальных предприятий, и смотреть, где кто какие работы выполняет, чтоб все чувствовали себя…

К.Р.: Сейчас, при формировании плана, Вам понятно, кто будет заниматься аудитом деятельности предыдущей власти в сфере ЖКХ?

В.К.: Городской голова настроен на то, чтобы вообще привлечь сюда независимый аудит. Чтобы он сначала всё проверил, и мы понимали, на какой стадии находимся. 

К.Р.: Я говорю сейчас про эти же коммунальные предприятия .

В.К.: Это вновь созданный отдел или управление, которое будет заниматься аудитом.

К.Р.: Здесь более-менее понятно. Вопрос по команде: кого Вы, скажем так, видите в команде…

В.К.: Вы хотите фамилии услышать? 

К.Р.: Хотелось бы.

В.К.: Наверное, смотрите…  с моей сейчас будет некорректно говорить об этом. Потому что (улыбается) я ещё нахожусь на таких себе птичьих правах. О команде, надо будет говорить немножко попозже. Когда городской совет примет решение соответствующее по мне, то ли его не примет. Скажу Вам так, как человек, пришедший сюда недавно, в городском совете и в исполнительных органах команды вообще никакой нет. 

К.Р.: Я говорю сейчас про ту команду, которую…

В.К.: Я её буду стараться сформировать…

К.Р.: Фактически Вы формируете, но потом…

В.К.: Я сформирую команду. Ту команду людей, которым я буду доверять, и те, которые преследуют те же принципы, что и я.

К.Р.: Я пытаюсь Вам сказать, что невозможно. Знаете… Вас прочат на заместителя мэра. Достаточно серьёзное место. И когда человек приходит на такое место, он уже приблизительно понимает, что он будет делать, он понимает, что нужно делать, имеет какие-то планы.

В.К: Совершенно верно.

К.Р.: …потому что является специалистом. Если Вы меня спросите, чтобы я взял с собой на съемку озера..

В.К.: Конечно.

К.Р.: …я туда не поехал, но я уже на глаз себе прикинул, какое оборудование, какой транспорт мне понадобится. И в тот момент. Когда мне скажут: «Костя, давай собирайся, поехали!»

В.К.: Я понимаю.

К.Р.: Я говорю: «Нам нужно это». То есть, такой же вопрос к Вам: Вы ещё не стали именно легитимным …

В.К.: У меня есть виды на людей, которые будут полезны в команде. Есть много незнакомых фамилий. Скажу так, если даже я их сейчас назову, это никому ничего не скажет. Их, наверное… Много. Достаточно.

К.Р.: Хорошо. Из людей прошлой власти, кого бы Вы с большей доли вероятностью оставили и кого бы Вы убрали? Давайте с конкретизируем немного.

В.К.: Константин, некорректный сейчас вопрос. Правда. Не могу сейчас на этот вопрос ответить. Давайте через неделю или через какое-то время в начале будущего года не — откажусь от этого интервью.

К.Р.: Вы не отвечайте…

В.К.: … в начале будущего года. Я не собираюсь ни от кого прятаться. За всех людей, которых я приглашу, я несу личную ответственность, перед городским головой. Поэтому буду со всей скрупулёзностью подбирать этих людей для того, чтобы не было «зашкваров».

К.Р.: А у Вас есть какие-то договоренности с городским головой, например, есть такой термин в программировании «если… то…». То есть, если Вы с чем-то справляетесь или не справляетесь, то наступает преференция или наказание.

В.К.: Смотрите, если я не справляюсь, абсолютно… Вечных вообще нигде нет людей, тем более в этой отрасли. Если мне не изменяет память, то одной из концепций формирования команды по-моему в «Боинге» есть… любая команда создаётся для того, чтобы сделать один-единственный шаг. Дальше другая команда.

Слушайте, если я буду полезен полгода, значит буду полезен полгода. Если мэр скажет мне: «Влад, слушай, ну вот ты на этом этапе был». Я пожму ему руку и всё будет нормально. Я уйду. Ну, а какие преференции? Вы хотите услышать, какой изюм будет получать Кондратов от своей деятельности? Договоренность одна – Кондратов не получает никакого изюма, Кондратов получает свою честную заработную плату.

Говорю Вам, нет нигде ничего ни на меня, ни на мою супругу (в общем-то из родных – всё) и детей – они не являются конечными бенефициарами ни по одному ларьку, ни по одному магазину, ни по одному билборду, установленному в городе – ни по одному. Если Вы где-то, я прошу Вас, если Вы где-то когда-то услышите, что это магазин или ларёк Кондратова, придите ко мне, сразу спросите, окей?

У меня нет ни одного, и я гарантирую, что его не будет. Если Вы накопаете на меня. И мне цепочку вот эту вот предоставите – хм, я Вам гарантирую – зуб даю при Вас – пишу заявление на имя городского головы о том, что прошу уволить меня  по собственному желанию, в связи с невозможностью дальнейшего сотрудничества. Потому что я ему пообещал это. Окей, мы договорились?

К.Р.: Я не хотел, чтоб этот вопрос прозвучал агрессивно.

В.К.: Нет. Нет-нет

К.Р.: Был ли у Вас этот разговор. Потому что Игорь Викторович (Колыхаев – ред.) я знаю, трепетно относится как к своей команде…

В.К: Вот такой разговор был.

К.Р.: … и особенно, как Вы, отличившихся деятелей команды, поощряет не коррупционными методами. Я об этом наслышан.

В.К: Спасибо, что Вы сказали. Я первый раз об этом слышу и спрошу у него.

К.Р.: Поэтому я знаю, что он достаточно жёсткий в своих решениях, и при этом он справедливо может оценить. Вот поэтому был вопрос.

В.К.: Я об этом еще не знаю. Честно говорю, мы – не близкие друзья, мы знакомы 9 месяцев. И когда он мне это предложил, я ему сам сказал, Игорь Викторович, давайте я Вам всё о себе расскажу, чтоб Вы обо мне знали всё. Чтобы Вы это всё узнали от меня, а не от кого-то.

К.Р.: А почему перед выборами он не показывал Вас как специалиста по ЖКХ в своей команде?

В.К.: Смотрите…

К.Р.: Был очень большой запрос общества на команду. И, к примеру, его оппонент демонстрировал тех, людей, которые были специалистами в сфере по его мнению. А Игорь Викторович Вас скрыл.

В.К.: Смотрите, с моей стороны некорректно будет отвечать за человека…

К.Р.: Только Ваше мнение.

В.К.: Я не знаю. Возможно, это такая технология политическая. Я не знаю. Могу  предполагать – не задавался этим вопросом никогда. Не могу Вам сказать, что этот вопрос возник две недели назад. Или после его инаугурации. Нет, возник безусловно немножко раньше. Но это срок, скажем так… Дай Бог памяти, ну, наверное, где-то незадолго до второго тура. Поэтому…

К.Р.: Скажите, если всё-таки говорить про… 

В.К.: Давайте поговорим о планах, в чём мы себя видим, что сделать в городе. Потому что как-то обо мне-обо мне оно неинтересно.

К.Р.: Смотрите, когда формировал блок вопросов, то есть, я опирался от того, что фигурирует в прессе, что говорят в бомонде, что пишут люди в комментариях. Я беру те блоки, которые интересны всем, где они звучат и у нас план развития будет завершающим. Тут осталось пару вопросов…

В.К.: А что бомонд говорит? (смеется) 

К.Р.: Как раз задаю вопрос…

В.К.: Я не читаю. В силу, наверное, того, откровенно скажу, чтоб не показаться Вам снобом или ещё что-то. Мне просто физически нет времени даже читать фейсбук. В целом вообще не очень активный пользователь этой  социальной сети. Могу зайти посмотреть что там происходит в субботу или в воскресенье вечером. Так я не веду никакие дискуссии. Поэтому даже не вижу. 

Редко читаю, поэтому не знаю, что пишут.

К.Р.: У нас, знаете, есть такая позиция как «Окно Овертона», запрос общества. Мы стараемся просто отвечать на запросы общества. Есть две кандидатуры. Наличие которых очень беспокоит в принципе почти всех в последующей работе новой каденции. Первая кандидатура – это Войтенко. Как Вы настроены сотрудничать с ним? Просто отказываться даже от вероятного сотрудничества?

В.К.: Смотрите, безусловно будет проведен аудит. Войтенко за три года сделал много интересных и правильных вещей. Очень много. Он попрощался фактически с ЖЭКами, которые у нас были рудиментами ещё от Советского Союза. Он сделал всё возможное, чтобы их не было. И я – сторонник этого: ЖЭКов быть не должно по определению. Безусловно будет проведен аудит, в том числе и по деятельности Алексея Войтенка. И если сложится ситуация, что он где-то был… Я знаю, говорят и уголовные дела какие-то есть.

К.Р.: Некоторые я открывал.

В.К.: Они будут доведены. И мы с ним попрощаемся. Я с ним об этом разговаривал. Не хочу, чтобы рядом со мной работали люди, где я вижу, что они замазаны-замазаны и по ним есть решения судов. Правда не хочу. То, что он – специалист в сфере ЖКХ, отнять это нельзя. На сегодняшний день не так много людей, как это кажется, что умеют и критично, и адекватно в сфере ЖКХ расставить приоритеты.  У меня с ним был неоднократно разговор, я ему сказал своё видение. И знаю его видение. Я хочу, чтобы деньги городского бюджета, которые тратятся на сферу ЖКХ,  были видны всем. Будь-то капитальные ремонты, будь-то ремонты лифтов, будь-то уборка и всё остальное.

К.Р.: Вторая кандидатура – это Елена Мазур. Вы знаете, у неё очень длительные и интересные взаимоотношения с инспекцией по благоустройству. Интересует вопрос: собственно как Вы её видите, и видите вообще эту инспекцию как таковую…

В.К.: Безусловно.

К.Р.: Понимаете, сложилась такое достаточно устойчивое мнение, о том, что инспекция по благоустройству является…

В.К.: Карательным каким-то…

К.Р.: …карательной кассой. Внёс кассу – не покарали, не внёс – покарали.

В.К.: Константин, вот честно я очень хочу, чтобы… Я слышал об этом. Очень хочу, чтобы кто-нибудь из предпринимателей мне это  подтвердил. Знаете, сейчас сказать, что у меня очень тёплые отношения с Еленой Александровной, это не так. Наверняка, Вы отслеживали. Ладно, это такое дело. Ни о персоналии Елены Александровны. Боже упаси, как о человеке я вообще о ней ничего говорить не буду. И это не моё дело.

Специнспекция городу нужна, но в качестве кого она нужна? Вчера мы выезжали с городским головой посмотреть санитарное состояние города. Санитарное состояние города, на данный момент оно просто сейчас в ужасном состоянии. Последние полгода город просто в запустении. Три года не убиралась прибордюрка. Кроме того предприниматели… Я, работая в Днепровском районе, старался держать порядок. Специалисты выходили раз в неделю, обходили торговые точки и просили людей, навести возле себя порядок. Все не могли конечно обойти – но вот это работа специнспекции.

А не сразу приходить и «лупасить» протокол, а просто зайти к предпринимателю и сказать: «Люди добрые, у нас есть правила благоустройства. Мы живём в этом городе. Их надо просто выполнять.»  Либо заключите договор на обслуживание этой территории с той подрядной организацией, которая выполняет эти работы по улицам. Если у вас нет персонала, который в силу разных причин… Чего содержать дворника, если можно заплатить кому-то деньги? Всё по-разному. Но кто-то может выйти и элементарно навести возле себя порядок. Я не говорю об объёме работ, если у тебя сотка земли как на Ушакова впереди, если там магазин или ещё что-то большое достаточно – до бордюрного камня, там большая территория. Но если говорить о той же 40 лет Октября, да просто пройдите по этим людям, попросите их.  Я не думаю, что люди пошлют нафиг и не откликнутся. Окей, даже если откликнется третья часть, это уже будет хорошо.

Поэтому основная функция специнспекции – заниматься вопросами благоустройства, но не кошмарить предпринимателя, и не сразу на них протоколы составлять, а для начала  поговорить. Если есть такие упёртые, которые не хотят соблюдать правила благоустройств – а они утверждены сессией городского совета. А то, что утверждено сессией городского совета, является законом на территории громады. Вы же знаете это? Эти правила благоустройства действующие, никем не оспорены. Все предприниматели должны придерживаться… Даже не предприниматели. Все люди в городе должны придерживаться определенных установленных правил. Если эти правила соблюдаются, значит хорошо, значит городская власть говорит им только «Спасибо!», а всех остальных сначала просит навести возле себя порядок, а потом, если люди этого не понимают, то, наверное, уже вступают в силу административный кодекс за нарушение правил благоустройства. Логично? Мне кажется, так. И один-два рейда такие делать в неделю, заходить к людям, попросить – это возможно.

К.Р.: Как Вы считаете, Елена Мазур с этим способна справиться или на этом месте нужен другой человек? Если можете дать оценку. Я не говорю, что это обязательно, но если можете, то скажите.

В.К: Вы в Херсоне живёте?

К.Р.: Да. С детства.

В.К.: Я тоже. Состояние города Вам нравится?

К.Р.: Нет.

В.К.: Спасибо. (улыбается)

К.Р.: Я понял. Давайте перейдем всё-таки к плану. Скажите, что мы можем, как горожане, ожидать хотя бы ближайшее время. Я вижу, что идёт уборка листьев…

В.К.: Идет уборка прибордюрных зон.

К.Р.: …идет уборка прибордюрных зон. Насколько знаю, что это было без контракта и без тендера, это было по личной просьбе Игоря Викторовича.

В.К.: О чем мы сейчас говорим?

К.Р.: Про прибордюрку.

В.К.: Прибордюрка сейчас убирается вручную, силами коммунального предприятия.

К.Р.: …уже несколько машин ездило.

В.К.: Ездили несколько машин. Это добрая воля предпринимателей.

К.Р.: Я слышал, он (Колыхаев – ред.) попросил, чтоб пока по возможности…

В.К.: Да. Спасибо предпринимателям, те, которые откликнулись. Если все об этом знают, эти вещи актироваться не будут, поэтому из городского бюджета на это деньги выделятся не будут.

К.Р.: Что мы сможем ожидать дальше?

В.К.: Смотрите, рассказать Вам какую-то сказку, что завтра настанет нам счастья, я вообще не сторонник того, чтобы кого-то обманывать. Сначала, как я и говорил, надо подняться хоть немножко из этой ямы, в первую очередь навести порядок в городе. Это в силах каждого. Каждый возле себя может навести порядок, тем самым помочь и городу. Скажу Вам так. Новый мэр пришел в тот момент, когда в бюджете департаментов фактически на уборку города было около зеро.

К.Р.: Если покроется бюджет на следующий год…?

В.К.: Да. Смотрите, мы сильно на это надеемся, но, к сожалению, бюджет следующего года будет ещё тяжелее, чем бюджет этого года. Потому что в связи с пандемией в том числе, есть недобор в бюджет существенный. В первую очередь надо очистить город от того, что есть, а дальше (и когда мы очистим и будем его просто поддерживать в идеальном состоянии) можно будет говорить о развитии. Ещё раз повторю, очень тяжелая ситуация…

К.Р.: У каждой власти понимание чистоты своё. Миколаенко считал, что в городе чисто.

В.К.: Колыхаев…

К.Р.: Никто так больше не считал.

В.К.: Никто так больше не считал. Колыхаев говорит, что город «засранный» до нельзя, и мы это с Вами видим. Везде.

К.Р.: В понимании Колыхаева и Вас, как члена команды Колыхаева, в Вашем понимании, чистота, это… К какому минимальному значению чистоты нужно прийти? Или Вы собираетесь прийти, даже так?

В.К.: Нет, давайте говорить о максимальном. Потому что минимальное…

К.Р.: Денег у Вас на развитие нет?

В.К.: Нет, смотрите. Минимальное – это очистить город от старой листвы, от веток, от мусора, от строительного мусора, от несанкционированных свалок. Это тот минимум. Должны быть убраны прибордюрные части на дорогах, чтобы «пылюка» не поднималась весной. Это будет тот минимум, ниже которого вообще опускаться нельзя. Вот этот минимум – чистота в городе – это даже не заслуга. Это обязанность, святая обязанность, обеспечить это. А дальше можно говорить о тех вещах, что надо делать.

Надо менять: чтоб у нас были газоны, а не зеленые зоны. У нас ведь не зеленые зоны. У нас открытый грунт на  «зеленые зоны», это не так. Грунт, который находится вдоль проезжей части, это уже не грунт – это мусор. Потому что долгие годы он не удобрялся, не культивировался. Ничего с ним не делалось – это мёртвая земля на самом-то деле. Много у нас травы растет по Ушакова или по Перекопской – там ведь даже не трава растет.

К.Р.: Сорняк.

В.К.: Сорняк. Даже за сорняком. Если за ним ухаживать, то как-то там забивает. А кроме того, сколько высыпается тонн соли за зимний период. Это всё с брызгами улетает на газон и идет засоление почвы. В соленой почве что-то растет? Ничего не растет! Когда мы поменяем, и грунт, в том числе, и у нас будут газоны, вот тогда уже можно говорить о развитии.

К.Р.: Скажите. Около восьми, девяти, может, лет назад по городу курсировали машины, которые убирали как раз прибордюрную территорию. Часть из них была на балансе городского хозяйства.

В.К.: Я не знаю, о том, что она…

К.Р.: Это было при Сальдо.

В.К.: …на балансе городского хозяйства. Мне кажется, они всё-таки были в частной собственности чьей-то.

К.Р.: У меня информация о том, что часть из этих машин была на балансе городского хозяйства. И, общаясь с предыдущим мэром, я предлагал ему, как вариант, были возможности… К примеру, у нас был хороший профицит бюджета, закупать, к примеру, такие машины, закупать автобусы – б/ушные с Польши (были знакомые, которые могли даже организовать подобного рода покупки). Но тогда это не оказалось интересным городскому голове. Как Вы относитесь к возможности пополнения городского автопарка уборочных машин и…

В.К.: Как я могу к этому относиться?

К.Р.: Вы считаете, что…

В.К.: Только положительно. Смотрите, на что должен  тратиться городской бюджет? На удовлетворение потребностей максимального количества жителей города. Ведь все горожане хотят, чтоб дороги были чистыми. Мне кажется, силами коммунального предприятия это сделать можно значительно эффективней, нежели привлекать транспорт частных предпринимателей. И хотя я могу ошибаться. Но я уверен в том, что город должен закупать подобную технику – технику многофункциональную, которая будет летом убирать прибордюрку, поливать зелёные зоны, а зимой условно убирать дороги и посыпать их. И это абсолютно нормально, это должно быть в городском хозяйстве. Ровно как и транспорт должен быть. С уважением к частным перевозчикам, но, мне кажется, коммунальный транспорт в том числе должен быть основной скрипкой. А частники могут работать где-то на довозе. Чем больше у нас будет коммунального транспорта, тем больше мы разгрузим город. Мне кажется, так.

Модель какая? Люди почему пользуются плохим коммунальным транспортом? Возможно, я б больше пользовался коммунальным транспортом, если б у меня был удобный доезд, если б я точно понимал, что в 19:40 подойдет троллейбус или автобус, который меня отвезет вот туда. Если этого нет, если частные перевозчики говорят нам «так невыгодно» – после восьми ездить невыгодно, так не едьте. Город должен создать такую систему транспортного сообщения, чтоб люди добирались. Тем самым мы уберем такой трафик из центральной части города.

К.Р.: Насколько я понимаю, Вы намерены пересматривать логистику в транспорте города.

В.К.: В том числе.

К.Р.: Хорошо. Если… не так. Предыдущая власть три раза поднимала тариф на проезд. Каждый раз, думаю, Вы помните, насколько это было сложно и для города, и для самой власти. Я был в этих рабочих группах по исследованию тарифа на проезд. Ни разу не было предоставлено какая-то обоснованная калькуляция перевозчиков. Другими словами, тот тариф на проезд в маршрутках, который действует сейчас, он взят с потолка, потому что ни власть, ни перевозчики никто ничего не показали. Скажите, Вы намерены проводить работу в этом направлении, к примеру, на пересмотрение тарифов на проезд…

В.К.: Конечно.

К.Р.: …на какой-то более реальный или даже на снижение тарифа?

В.К.: Я бы сказал, на справедливый. Почему, потому что, что надо сделать, чтобы был тариф справедливый? Мы должны понимать, а сколько же действительно людей проезжают в троллейбусе, в автобусе – не важно. Тогда мы поймём математику: выгодно или невыгодно.

Вот смотрите, частные перевозчики говорят что вроде как не выгодно возить людей, но никто из них не остановился. Мне так кажется. Может я не до конца ещё всё знаю, и они меня поправят – мы с ним безусловно встретимся. Но мне кажется, что если людям не выгодно работать, то они не будут себе в убыток работать. Альтруистов много? Я тоже думаю, что не очень. Поэтому пока мы не поймем адекватные цифры количества перевезенных пассажиров на каждом маршруте, мы не сможем говорить о справедливости тарифа. Тариф 2.50 в троллейбусе, это справедливый тариф? Вот и я не знаю: справедливый он или нет. Мне кажется, что он выбивается из каких-то разумных рамок. Даже сейчас троллейбусы значительно выше по комфорту, нежели многие маршрутки. Там меньше людей, они чище, они комфортнее, но они ездят по 2.50. Не должно такого быть, тариф должен быть разумным.

К.Р.: А что касаемо отсутствия льготного проезда в троллейбусах?

В.К.: Смотрите…

К.Р.: Когда можно рассчитывать: он будет возобновлён и будет он возобновлён вообще?

В.К.: Смотрите, безусловно будет возобновлён, и я с себя ответственность не снимаю, будучи членом исполкома городского совета в прошлом созыве, когда был председателем районного совета, я голосовал за эти вещи. Почему я за них голосовал? Мы попали в ситуацию, когда распространение вируса стало уже не контролируемо. Правда, ведь людей заболевших: то, что нам даёт статистика – одно, то, что мы видим – совершенно другое. Утром люди, которые пользовались общественным транспортом, сталкивались с проблемой, что они не могут добраться на работу. А в связи с чем? Потому что люди более почтенного преклонного возраста, пользуясь теми же троллейбусами – просто занимали места тех, кто… Кощунственно, я понимаю. Сейчас это может прозвучать кощунственно. Но бабушки-дедушки садятся, едут на рынок или куда-тот, дети не могут добраться в школу, а медики добраться на работу к себе. А возить надо определенное количество. Ну что делать в этой ситуации? Я вообще не оправдываюсь и не говорю, что правильное на 100% решение. Я не знаю, какое решение было б правильным. Надо с понимаем отнестись, и всё-таки дать возможность оттянуть этот процесс. Окей, там же было предложение о том, что, давайте, в часы пик не будут действовать льготы, условно с 7:00 до 10:00 утра – льготы не действуют. С 10:00 до 15:00, пожалуйста, ездите по льготному, а с 15:00 или с 16:00 до 20:00 дайте возможность людям добраться домой. Не понравится такое решение безусловно. С точки зрения закона…

К.Р.: То есть Вы…

В.К.:  …с точки зрения закона это не есть правильно. Но с точки зрения ситуации. 

К.Р.: Насколько я понимаю, Вы являетесь сторонником того, что стоит ввести дифференцированные льготы по времени?

В.К.: Дифференциацию по времени, наверное, надо сделать. Чтобы утром дети, рабочие могли добраться на работу. Вы же понимаете, на сегодняшний день та же полиция очень чётко отслеживает, и штрафные санкции по отношению не к предприятию, а к водителю – 17.000. А такие случаи уже есть: даже на городском коммунальном предприятии полиция останавливала и за перебор людей в маршрутке (там и льготные категории тоже идут) – 17.000…

К.Р.: С другой стороны хотелось бы видеть сидячие и стоячие места.

В.К.: Да, согласен. Но не про нас это пока…

К.Р.: Давайте немного подытожим, потому что мы почти час говорим. Вопрос…

В.К.: Вас ЖКХ вообще не интересует.

К.Р.: В смысле?

В.К.: Жилищное хозяйство Вас не интересует. Вас не интересуют лифты, меня они сильно интересуют.

К.Р.: С лифтами я знаю ту ситуацию. С прошлой каденции с ней разбирался. Там она, скажем так, не так просто, далеко за один год не смогут решить. Ситуацию знаю, я о ней писал. Здесь вопрос не к конкретному заму, это вопрос. Огромная комплексная работа. Вопрос дорог и освещения: что мы можем ожидать? Потому что, к примеру, я общался с Наталией Викторовной, она каждый раз разводит руками и говорит: «Денег дали впритык на ремонт междворовых».

В.К.: Междворовых?

К.Р.: Да. На ремонты (я не говорю уже о строительстве магистральных артерий города) не предусмотрено практически ничего. Чисто ямы подлатать.

В.К.: Сейчас найду один из первых проектов, который по бюджету был. Сколько надо на дороги. Из загального фонду бюджета, додатки загального фонду бюджету за розрахунками головного розпорядника – 71.286.000 было так.

К.Р.: Это нужно или это есть?

В.К.: Это нужно. Финансирование – 24. Так. (Я отвечу, экстренная служба).

К.Р.: Дороги. Сколько на них нужно? И возможно ли это в перспективе?

В.К.: Сейчас я Вам прямо навскидку так не скажу, сколько на них нужно. У нас дороги в таком состоянии находятся. Последний раз напомним, когда они ремонтировались исключительно капитально, помните, да? Это, я не помню, десятый год или восьмой, когда всякие ремиксеры зашли, когда снимали 10 см асфальта, работали…

К.Р.: Я даже такого не помню.

В.К.: Не помните? Это было по Кулика, это было по Перекопской, это было Ушакова. Тогда работал индустриальной союз Донбасса. Вот это было строительство. Не строительство, это был капитальный ремонт дороги. Тогда снимали всё дорожное полотно, когда устанавливали в правильное место люки, закатывали это всё заподлицо, и частично эти дороги еще стоят. То, что называется капитальным ремонтом, но это же не капитальный ремонт…

К.Р.: В перспективе этого года можем рассчитывать хотя бы на частичный капитальный ремонт?

В.К: Смотрите, знаете, в прошлом году у нас заработал ипачер, это установка ямочного ремонта. Вроде бы как они выполняют работы, но они приезжают, заливают битумом, эмульсией вместе с крошкой…

К.Р.: Я видел.

В.К.: Что оно дает? Ну, ям нет. Поверхность безусловно она не идеальна. Но мне как автомобилисту лучше ехать по неидеальной поверхности без ям, нежели бить подвеску на ямах. Объективно, так или нет? Сказать, что на следующий год мы сделаем все дороги в городе, ну чего я Вас обманывать буду? 

К.Р.: Хотя бы какие-то перспективы в этом есть?

В.К.: Я себе вижу, что… Смотри, в любом случае будет приниматься комплексное решение, и мы будем видеть, что коллектор, проходящий под Кулика, или водопровод, идущий по Ушакова, мы понимаем, что он в жутком состоянии, то не поменяв магистральную сеть канализационную, либо не поменяв водопровод, делать вот такой капитальный ремонт дорожного покрытия – это никуда. Мне кажется, так. Посмотрите во Львове, как делают: заходят – они сначала меняют коммуникации…

К.Р.: То есть, подытожив это, можно сказать, что мы будем подходить…

В.К.: Мы будем подходить, мы будем пытаться подойти к этому комплексно.

К.Р.: Сначала коммуникации, потом – дороги?

В.К.: Никто не хочет зарывать эти деньги в никуда. Чтоб завтра сказали заасфальтируем мы дорогу, а завтра, знаете, было такое по какому-то адресу у нас в районе (по-моему, Текстильщиков, 10). Предприятие сделало классную дорогу, внутриквартальный проезд. Через какое-то время, через два месяца  была какая-то работа «Херсонгаза» по строительству, по какому-то подключению, они восстановили всё. Это уже не то дорожное полотно, но согласитесь, да? Одно дело, когда приехали-закатали, а другое дело, когда отремонтировали. Ты никогда не дашь качество этого. Поэтому мне кажется, что мы будем стараться так делать, чтобы мы были уверены, что на этом участке условно через пять лет или семь лет не придется менять и коммуникации, и дорожное полотно. А лучше на следующий год, у нас же часто такое бывает: заасфальтировали и через несколько месяцев перерыли.

К.Р : Сплошь и рядом.

В.К.: …сплошь и рядом. Вот у меня болит за это. Я не знаю как Вам, но у меня болит. Это деньги выброшенные в никуда. Любая латка не будет работать столько, сколько будет работать правильно по технологии уложенное дорожное полотно. Не выдерживается ни толщина (может она и выдерживается), такого быть не должно.

К.Р.: Я работал в автоинспекции, когда…

В.К.: В какой?

К.Р.: В автоинспекции, у Савченко. Я был референтом у Адамчика, вспомните.

В.К.: Сан Саныча знаю.

К.Р.: Мы ездили с доринспекцией по дорогам.

В.К.: Смотрите, а как Вам эта дорога, которая сейчас на Скадовск? Гопри-Скадовск. Вроде хорошая.

К.Р.: Я был там, только, когда строили, когда ее сдавали.

В.К: А я ехал – плакал.

К.Р.: Потом не доводилось ездить.

В.К.: Съездите. Вот я ехал и плакал. Хорошая дорога, но кривая.

К.Р.: Попроседала?

В.К.: Вот едешь. В Европу Вы же ездили? Любые, не знаю… Одесская трасса. Есть участки дороги, если ехать на Каховку (как она называется – развилка на Казачьи лагеря, на Радынск), мост переехал или этот путепровод, там дорога – едешь и одно удовольствие получаешь. А дорога с Гопри на Скадовск – хорошее полотно, но почему-то оно вот такое вот всё. Ты едешь, а ты ловишь дорогу.

К.Р.: Там не идет большегрузная магистраль?

В.К.: Да они все идут большегрузные магистрали. Но я ехал по ней, когда еще разметки не было, она только уложенная была. Но по ней едешь и ты ловишь вот так вот дорогу.

К.Р.: Съезжу.

В.К.: Может это у меня так показалось.

К.Р.: Нет, я съезжу, посмотрю.

В.К.: Поэтому подходить надо безусловно комплексно. Что касается ремонта внутридворовых проездов. Знаете, как-то перетянуто одеяло было на внутриквартальные проезды. Мне кажется, это было немножко неразумно, потому что сначала надо сделать магистрали, там, где ездит наибольшее количество транспорта, а потом переходить во дворы. Во дворах оно делалось… По какому принципу оно делалось?

К.Р.: Там, где больше избирателей.

В.К.: Больше? Или есть свой депутат? 

К.Р.: Под себя и делалось (смеется)

В.К.: А это правильно? 

К.Р.: Нет.

В.К.: У нас, правда, видение по этому поводу совершенно другое. Надо делать в первую очередь то, чем пользуются наибольшее количество людей. Надо делать внутриквартальные проезды – безусловно надо. Я – сторонники того, чтоб все проезды во дворах делать исключительно из сборных элементов, из плитки. Объясню почему. Потому что…

К.Р.: Легко заменяемы.

В.К.: Ремонтопригодно. Плитку можно снять, отремонтировать, ту же теплотрассу. Давайте говорить, мы же не поменяем ни завтра, ни послезавтра и даже через два года все канализационные выпуска, все сети тепловые, которые подходят к домам. Ну справедливо. Так это не поменяем. Они будут рвать? Будут. Сделаем дорогу, завтра приедет аварийная служба – теплоэнерго или ТЭЦ – перероют это к чертовой матери, и что? И куда это наша красота девается? Если это делать из сборных элементов, то это вырезали, вернее, вынули, раскопали, утрамбовали. Главное, потом правильно утрамбовать. Я как строитель точно говорю, что это всё можно восстановить. Засыпали песком, протрамбовали, заложили плиткой и вперед. Мне кажется, это логично. Может я ошибаюсь, поправьте меня.